Головна | Статті по праву та ЗМІ | Реєстрація | Вхід

 
http://myphonebox.ucoz.ru/ 
Меню сайту

Категорії
Медіаправо [27]
Право в Інтернет [1]
Авторське право [9]
Корисні поради [3]

Наше опитування
Як ви дізналися про наш сайт?
Всього відповідей: 288

Пошук

Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0

Головна » Статті » Авторське право

Авторське право на новини
Почему факты не должны быть предметом копирайта, а судьи - редакторами. Самая опасная оборонительная тактика, которую в последнее время практикуют старые новостные компании, – это попытка заявить о праве собственности на «горячие» новости и запретить другим повторять раздобытую ими информацию до тех пор, пока новости не перестанут быть «горячими». Это угроза свободе речи, а также нарушение Первой поправки к Конституции США, доктрины копирайта и добросовестного использования произведений. Это угроза новостям как таковым. Старые новостные компании: NY Times, Advance, Gannett, Belo, McClatchy, Scripps, AFP, AP, Washington Post и некоторые другие, – выступили единым фронтом против новых игроков Google и Twitter, изложив свое официальное мнение по делу об использовании «горячих» новостей сайтом TheFlyOnTheWall.com. Проблема «горячих» новостей обсуждалась также в Федеральной торговой комиссии США, которая склонна думать, что спасет традиционные новостные компании, если введет жуткое, с точки зрения конституции, понятие «права собственности на факты». Проблема «горячих новостей» всплыла также, когда корреспондент Times Дэвид Карр стал бичевать медиакомпании Time.com и Politico за то, что те опубликовали в интернете статьи Rolling Stone о генерале Стэнли Маккристале еще до того, как это сделал сам журнал (поскольку новость была очень «горячей»). Понятие «горячих» новостей возникло в 1918 году, когда компания INS судилась с AP: одно телеграфное агентство, которому во время войны запретили передавать информацию из Великобритании, переписывало новости другого телеграфного агентства для своих клиентов, находящихся на расстоянии трех часовых поясов от места событий. Прецедент 1928 года всплыл во время слушаний по делу Fly, когда инвестиционные банки Barclays, Merrill, Morgan Stanley и некоторые другие обвинили веб-сайт в перепечатке рекомендаций своих аналитиков. Сейчас новостные компании хотят использовать понятие «горячих» новостей, чтобы ограничить свободу действий агрегаторов и прочих веб-сайтов; Google и Twitter пытаются помешать им. Понятие «горячих» новостей до смешного устарело. Что в наши дни считать «горячей» новостью? По словам главы Thomson Reuters Тома Глосера, новости представляют особую ценность в первые миллисекунды после выхода на ленту. Ограничения на использование «горячих» новостей должны казаться отвратительными для журналистов, даже для самых отчаянных журналистов, поскольку работа любого из них строится на раскрытых коллегами фактах. Эти ограничения тем более отвратительны, что превращаются в некий судебный запрет. Ограничения на использование «горячих» новостей самоубийственно для новостных компаний – хотя некоторые из них ошибочно полагают, что этим смогут себя защитить, – потому что препятствуют распространению новостей посредством гиперссылок и доставки их другим журналистам. Проблема «горячих» новостей должна волновать всех наших сограждан, потому что свободная передача информации жизненно необходима для демократии. Структура новостных служб, способ сбора и подачи материала полностью изменились по сравнению с 1928 годом и даже – с 1998 годом. Поэтому столь поучительна история с Rolling Stone. Высказывания Маккристала просочились в интернет и немедленно там распространились, серьезно повлияв на государственные дела и на информационное поле. Процитировать статью без разрешения авторов заставило как раз то обстоятельство, что новости были очень горячими. На днях я задал вопрос: разве не мог журнал помешать перепечатывать информацию, воспользовавшись доктриной «горячих» новостей? Неужели нет? Поскольку Rolling Stone не стал публиковать статью в интернете и поскольку нельзя было дать простыть такому материалу, Politico и Time решили разместить ее в формате PDF, за что им досталось от Карра – вполне возможно, по заслугам (надо сказать, Time подписался под письмом по делу Fly). Но Карр мог с тем же успехом бичевать Rolling Stone за то, что журнал не понял, насколько важен его материал, а также за то, что охотно им поделился. Как только Rolling Stone сам разместил статью в интернете, другие сайты стали на нее ссылаться. Экономика гиперссылок работает, если только возникает соответствующая возможность. То же самое можно сказать и о Первой поправке к конституции. «Стоит опубликовать факты, как они становятся достоянием общественности», – говорится в официальном мнении Google и Twitter, направленном в суд. Стоило словам МакКристала просочиться в интернет, как они стали частью демократического диалога. Ограничивать любого из нас в цитировании значит обворовывать публику. «Сообщение правдивой информации является таким проявлением свободы слова, которое наша Конституция защищает особенно сильно», – говорят Google и Twitter. В данном деле стороны спорят не только о правах новых и старых СМИ. Они спорят о природе и роли публичной сферы. Эти два письма исчерпывающе ясно говорят о мировоззрении обоих лагерей. Традиционные компании считают, что понятие «горячих» новостей» необходимо, чтобы защитить право новостных организаций собирать и сообщать информацию». Они говорят о «безбилетниках» – компаниях, перепечатывающих чужие новости и ничего за это не платящих. «Поставщики новостей озабочены тем, что доступные технологии позволяют с легкостью аккумулировать информацию», – указывают газеты. Представители традиционных СМИ ни словом не обмолвились о том, сколько денег могут принести ссылки на их новости. В заявлении говорится о том, как разоряются газеты, однако авторы не желают признать того факта, что банкротство – следствие огромных долгов и бездарного управления. Авторы имеют смелость утверждать, что новостной бизнес «не приносит доходов в сложных экономических условиях» (хотя еще недавно он был высокоприбыльной монополией). Они говорят, что не против единичных случаев использования «чужих» фактов, поскольку этим занимаются все без исключения. Они против «систематического» (читай: компьютеризированного) сбора информации. Они не хотят признавать, что существуют инструменты (robots.txt), которые позволяют преграждать путь агрегаторам. Это интеллектуально несостоятельная, не слишком щепетильная попытка заручиться поддержкой суда для борьбы с конкурентами, причем авторы старательно закрывают глаза на возможные последствия своего послания для новостного бизнеса и демократии в целом. Заявление Google-Twitter поднимает немало вопросов о том, насколько значима свобода слова и информации для демократии, и еще несколько лет назад новостные компании только приветствовали бы постановку этих вопросов. Авторы вспоминают дело компании Feist Publications против Rural Telephone Service 1991 года, в котором суд постановил: «Тот, кто первым обнаружил факт и сообщил о нем, не является его создателем; он или она просто рассказали о его существовании». Даже конкуренты, «готовя свой материал, имеют полное право использовать факты, содержащиеся в публикации другой компании». Далее: «Главным в деле Feist стало отрицание того, что, если информация добыта «потом и кровью», одного этого достаточно для обоснования права на интеллектуальную собственность». «Главной целью копирайта является не награда авторам за вложенный труд, а содействие прогрессу науки и искусства. Авторы считают, что доктрина о «горячих» новостях является маневром, призванным обойти конституционную статью о копирайте». Компании Google и Twitter напомнили суду, что все новостные организации используют факты из статей конкурентов: телекомпании повторяют газетные сообщения без указания авторства, а последнее время точно так же поступают с телепрограммами и газеты. Они утверждают, что дело Feist доказало следующее: «Свобода использовать факты – даже бесплатно использовать факты, собранные другими с великим трудом, – охраняется Конституцией». Мой друг Спенсер Райсс рассказал мне, как свернул горы, чтобы уложиться в сроки с материалом об освобождении Нельсона Манделы из тюрьмы, который он писал для Newsweek. Однако его редакторы в Нью-Йорке получили информацию из телепрограммы. Наша новостная экосистема разрослась и стала действовать быстрее. «В мире современных коммуникационных технологий каждый человек, имеющий сотовый телефон, может сообщить всему миру о событиях, едва они успеют произойти, и утверждать, что какая-то одна медиакомпания должна обладать монополией на «горячие» новости, не только противозаконно, но практически бессмысленно», – говорится в заявлении Google-Twitter. Авторы опасаются, что новостные компании будут платить источникам, чтобы те не сотрудничали с конкурентами, и что судьи могут превратиться в «суперредакторов», определив период времени, в течение которого новость должна считаться «горячей». В качестве примера они приводят взрыв на Таймс-Сквер. Хуже того, угроза судебного иска «помешает законному распространению важных новостей, поскольку новостные сайты не будут знать, как долго надо «сидеть» на новости, прежде чем истекут все сроки и можно будет не бояться судебного преследования за использование «горячей» информации». Когда на прошлой неделе в районе Нью-Йорка бушевал шторм, я повстречал жителя Лонг-Айленда, который пожаловался на то, что Newsday не позаботился о безопасности людей, задержав публикацию прогноза погоды. В заявлении Google-Twitter говорится: «Последние новости могут иногда представлять угрозу для общества и безопасности, однако одобрить решение суда – значит помешать публикации важных фактов, что особенно опасно в том случае, когда из-за животрепещущего характера информации сообщить о ней надо как можно быстрее». Если прогноз погоды у компании Newsday был лучше, чем у конкурентов, как могла она не сообщить о шторме? Американские и европейские новостные компании стремятся продлить срок действия копирайта и ограничить веб-сайты в законном использовании информации. Возразить на это можно красноречивыми цитатами из совместного заявления Google и Twitter: «Рассматривая дело Feist, суд не раз утверждал, что факты должны быть всеобщим достоянием, без каких-либо ограничений и препятствий». Далее в пример приводится еще одно дело: «Все факты – научные, исторические, биографические, а также последние новости – не должны становиться чьей-либо собственностью, они должны оставаться открытыми источниками, доступными всем и каждому». Далее: «Голые факты должны копироваться кем и когда угодно, и не стоит видеть в этом несправедливость или несчастливый поворот судьбы. Благодаря этому интеллектуальная собственность способствует развитию науки и искусства». Далее: «Если суд разрешит организациям, первыми опубликовавшим информацию, воспрепятствовать ее копированию, он будет действовать вопреки целям авторского права, не способствуя, а препятствуя распространению знаний». Неужели поставщики новостей и впрямь хотят помешать распространению знаний? В заявлении Google и Twitter говорится: «Доступность информации на многочисленных новостных порталах говорит о том, что попытки уберечь «горячие» новости от «незаконного» использования являются анахронизмом, призванным всем заткнуть рот – кроме наиболее влиятельных медиакомпаний. В мире массовой журналистики и блогов, онлайн-служб и вещательных компаний, конкурирующих между собой 24 часа в сутки, невозможно удерживать новости под замком в течение сколько-нибудь значимого периода времени». Бой идет не только за права нескольких крупных компаний. Это бой за наши с вами права.
ДЖЕРЕЛО: Українська асоціація видавців періодичної преси
Автор статті: Джефф Джарвис
Категорія: Авторське право | Додав: cognos (29.09.2010)
Переглядів: 1110
Всього коментарів: 0
Ім`я *:
Email *:
Код *:
Новинки
Експрес-курс "Авторське право"

Відеоурок "Географічне зазначення походження товарів"

Календар